Региональное деловое издание
 

Анонс: Кто станет лучшим главой муниципального района (города) в динамично развивающейся Тамбовской области – 2017 года?

Конфликты | 24.12.2011

И 40 000 процентов прибыли не предел, если банкротством занимались люди В. Кулакова

Спецоперация «ВРТТЗ» войдет в историю Воронежа, который стоит объявить общероссийским музеем рейдерства

«Очень тяжелая промышленность» – под таким заголовком информационно-аналитический журнал «Inside» опубликовал недавно статью о той непростой ситуации, которая складывается сегодня на одном из немногих оставшихся «в живых» крупных промышленных предприятий нашей области. Начинается статья со своего рода «Краткого путеводителя по промышленному Воронежу». До этого названия автор статьи Евгений Ненашев, правда, не додумался – но оно, скорее всего, и к лучшему. Потому что юмор в данном случае получился бы явно кладбищенским. «Мы ехали из Сомово мимо алюминиевого завода, потом по Ленинскому проспекту до Ильича, – описывает свою «экскурсию по Воронежу» автор «Inside». – Вспоминали: здесь когда-то был завод, теперь – торговый центр. И здесь тоже, и здесь… Промышленный центр Черноземья стал большой барахолкой».

Пир шакалов

Зону от Отрожки до Чернавского моста можно объявлять заповедником дикого капитализма со смещенным смыслом жизни. Посмотришь вокруг иногда свежим взглядом – и поражаешься: это бред или реальность? Это ж какое затмение должно накрыть нас всех, что позволили залетным капиталам загрызть крупнейший в Европе алюминиевый комбинат? И пировать потом на его теле львам, шакалам, грифам – так, что осталась лишь проходная и кусок железнодорожной ветки.

Был ВЭЛТ и кинескопы (теперь он производит стеклянные бутылки), был НИИ ПМ, «Видеофон», ПО «Электроника», «Процессор». Кто ж так поглумился над ними? Почему никого не посадили за вредительство и разрушение? На убитых заводах левобережья надо вывесить памятные доски: «Героически погиб от рук рейдеров» с указанием адресов, паролей, явок – чтоб будущие поколения воронежцев знали имена оккупантов и местных их услужающих… Хотя нет, слово «геройски» – неверно. Погибли они под наше трусливое молчание…

Но вообще-то не только левобережье, но и весь Воронеж надо объявлять зоной бедствия и музеем рейдерства. С каким хрустом грызли нашу «Энергию»! И съели – одни косточки остались. Вместо знаменитого космического НПО теперь – торговый центр. Хищники атаковали и другие стратегические предприятия ВПК: Мехзавод и КБ «Химавтоматики». Хотя за такие атаки спецслужбы должны в интересах государства мочить налетчиков в сортирах и преследовать по всему миру. Но если спецслужбам весь этот праздник разграбления был либо по барабану, либо они сами участвовали в этом мародерстве, вся надежда только на нас самих…

Руководитель местного Мингосимущества еще в начале нового века признал по телевизору, что грядет волна банкротств, и поделены будут те, кто крепко стоит на ногах, а нищие никому не нужны. Смысл закона о банкротстве был полностью перевернут с ног на голову, но это не заинтересовало прокуратуру или Госдуму. При этом местные власти слово «банкротство» сопровождали словами «эффективный собственник», «грамотный менеджмент» и объявляли директорам, что управляют они плохо, и много воронежских предприятий придется обанкротить…

И все это делалось совершенно открыто! Сам губернатор Кулаков заявил в 2007-м: «Фактически в Москве «распиливают» все обанкроченные предприятия, в Москве, подчеркиваю, никаких интересов области, предприятий, работающих тут, даже близко не предусматривается, и, если не будут предприняты решительные меры, я гарантирую, что, начиная с муниципальных предприятий маленьких и кончая огромными заводами, весь «распил» так и будет происходить в Москве».

«То есть, населению прямо говорили: вы – стадо и другого пути, кроме как на бойню, вы и не заслуживаете», – поражался Е. Ненашев. О роли своей команды и ее «лучших менеджеров» в судьбе ряда воронежских предприятий бывший губернатор, правда, скромно умолчал…

Отнимать и делить – весьма прибыльное занятие

Автор «Inside», нужно отметить, весьма красочно описал ту ситуацию, которая сложилась в «промышленном секторе» экономики Воронежской области. А точнее – в тех ошметках, которые от него остались после правления Кулакова и его сподвижников, которые, как мы помним, «все делали правильно». Можно было бы, наверное, упрекнуть Е. Ненашева в том, что он не назвал конкретных фамилий тех людей, которые несли прямую ответственность за превращение Воронежа в «зону бедствия и музей рейдерства». Но мы этого делать не будем. Потому что назвать – прямо вот так, по именам – тех людей, которые грабили воронежские предприятия, бывает, на самом деле, очень и очень непросто.

Дело не только в том, что фамилии этих людей могут быть не слишком известными. Представим себе ситуацию просто идеальную – в том смысле, что можно назвать всех интересующих нас лиц поименно. Пусть известны даже не только имена исполнителей, но и фамилии тех паразитов, в чьих конкретных интересах как раз и был «распилен» очередной кусок национальных богатств России. И после этого, как вы думаете, можно уже бежать и заносить имена наших героев на памятную доску воронежского рейдерства? Ах, если бы оно все было так просто!

Знаете, чем отличаются существа описанной нами породы ото всех прочих, просто живущих на нашей воронежской земле? В первую очередь – совершенно гипертрофированным, прямо-таки уму не постижимым размером их «чести и достоинства». Любой косой взгляд в их сторону, любая оценка их деятельности, отличная от полного и безоговорочного обожания, причиняет этим существам такие огромные моральные, нравственные и материальные страдания, что принцесса на горошине просто отдыхает. Однако и это еще не все.

Главная проблема заключается в том, что эти существа отрастили себе совершенно феноменальную по своим размерам, весу и стоимости «деловую репутацию». Вы изумлены? Вам, признайтесь честно, никогда не приходила в голову сама мысль о том, что у существ подобной породы может иметься еще и какая-то «деловая репутация»? Да откуда она может появиться?!

«Перед этими людьми надо снять шляпу, поклониться и золотыми буквами высечь на каким-нибудь мемориале: эти люди подняли экономику Воронежской области», – этими возвышенными словами, напомним, первый зам Кулакова Сергей Наумов науськивал на воронежскую промышленность прошедших трехнедельные курсы «управляющих», подготовленных в соответствии с пресловутым «Законом о банкротстве». Тот самый контингент, который журнал «Inside» как раз и назвал «обслугой» пришедших в Воронеж «оккупантов». Надо ли говорить, что, пользуясь поддержкой власти, оккупанты и их пособники могли чувствовать себя на нашей земле в полной безопасности.

На них, ясное дело, работали большие деньги, ибо отнимать и делить – это занятие определенно куда более прибыльное, чем созидать и строить. На их стороне, по понятным причинам, неизменно выступали самые дорогие адвокаты Воронежа. И главное, на защиту интересов «оккупантов» во многих, если не в большинстве случаев, становились некоторые воронежские судьи – вот чьи имена-то надо в первую очередь высечь на памятных досках, установленных в память погибших от рук рейдеров предприятий.

А потому писать об уничтожении воронежской промышленности не абстрактно, а с указанием конкретных фамилий – дело весьма непростое. «Эксперт» в свое время очень правильно написал о том, что «бизнес на банкротствах заматерел и склубился в прочные преступные сообщества по всей России». А уж про нашу-то область, которая при Кулакове вышла на одно из первых мест по числу банкротств в РФ, и вообще говорить нечего.

Для подготовки любого серьезного материала, таким образом, нужно, как минимум, знать ситуацию «изнутри» и располагать при этом десятками и сотнями документов, которыми можно было бы подтвердить каждое написанное слово. Но даже и это, как показывает опыт, не гарантирует от того, что «оппоненты» попытаются сделать в ответ какую-нибудь гадость. А потому я и предупреждаю их всегда, честно и откровенно: ребята, за любую пакость, в том числе и отнятое у меня время, вам придется заплатить в 100 раз больше.

Так уж получилось, что у меня имелись все возможности наблюдать процесс уничтожения воронежского промышленного потенциала «изнутри». Речь, ясное дело, не идет и не может идти о том, чтобы провести анализ по всему массиву предприятий, обанкроченных за время правления Кулакова и его «семьи» – ибо их, этих предприятий, многие сотни и тысячи. Тем не менее, однако, у меня есть все основания считаться экспертам по тем спецоперациям, которые привели к уничтожению предприятий, знаковых для нашей области. Тех предприятий, о которых как раз и упоминает в своем «путеводителе по промышленному Воронежу» автор «Inside». Рассказ об этих спецоперациях, будем надеяться, позволит получить весьма наглядное представление как о работе самого механизма деиндустриализации области, так и о том персонале, который его обслуживал.

Начать же описание данного механизма имеет смысл, наверное, с рассказа о спецоперации по банкротству ВРТТЗ. Дело об этом банкротстве получило, вообще-то, не слишком большой общественный резонанс, ибо «обиженным» в данном случае оказался не какой-либо конкретный собственник, который мог бы поднять шум, а вся Воронежская область. Интересы которой, как вы понимаете, как раз и защищала администрация Кулакова. Под непосредственным наблюдением этой самой администрации и была проведена указанная спецоперация. Так что разобрались со всем этим делом по-тихому, в узком, можно даже сказать – «семейном», кругу.

Уникальная спецоперация по ВРТТЗ

Полное название предприятия, о котором идет речь – ГУП ВО ВРТТЗ, Государственное унитарное предприятие Воронеж­ской области «Воронежский ремонтный трамвайно-троллейбусный завод». Аббревиатура ГУП ВО означала, что предприятие находилось в собственности Воронежской области и управлялось, соответственно, Главным управлением госимущества (ГУГИ). А кому, как вы думаете, мог бы доверить Кулаков столь ответственное дело, как управление имуществом целой вверенной ему области? Ясное дело, что только человеку, очень близкому самому же Владимиру Григорьевичу. А потому и руководил ГУГИ, соответственно, Игорь Паринов – родственник губернатора В.Г. Кулакова.

ВРТТЗ представлял собой достаточно лакомый и весьма немалый кусок государственной собственности. Восемь гектаров земли, стоимость которой, по оценке 6-летней давности, составляла порядка 16 миллионов долларов. Предприятие, помимо этого, имело более 24 тысяч кв. метров административных, производственных и складских помещений, с подъездами и железнодорожными путями в придачу. И руководить всеми этими сокровищами г-н Паринов поставил некоего г-на Гуровского. И начал этот г-н Гуровский творить такие чудеса, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Во-первых, он начал брать кредиты. «Что же здесь такого? – спросите вы. – Многие директора предприятий тоже, как известно, берут кредиты с целью вложить деньги в дело, заработать прибыль, а затем вернуть кредит вместе с процентами?» Но в том-то все и дело, что подобной цели наш г-н Гуровский, как показали дальнейшие события, не имел в принципе.

Первый кредит на сумму 6 миллионов рублей под залог имущества ВРТТЗ он взял под новогодние праздники, 24 декабря 2004 года. И решил при этом не останавливаться на достигнутом. Уже 4 февраля 2005 года Гуровский взял новый кредит, снова на 6 миллионов рублей – и снова под залог имущества. А затем – вы только, пожалуйста, не смейтесь – взял и подал в арбитраж заявление о признании предприятия банкротом. И уже 2 марта 2005 года – вот темпы! – определением Арбитражного суда Воронежской области в отношении ГУП ВО ВРТТЗ была введена процедура наблюдения.

Ну, как вам этот блистательный кульбит, совершенный назначенцем г-на Паринова? А кредиты-то зачем были нужны г-ну Гуровскому, если он, как выяснилось, совершенно и не собирался заниматься развитием какого-то там производства? О, все не так просто! Определенный смысл в получении этих кредитов все-таки имелся.

4 марта, уже после введения процедуры наблюдения, задолженность по первому кредиту была погашена неким ООО «Идеал Лэйн», а 11 марта сумму долга по второму кредиту погасило ЗАО «ППК «Каскад-Агро». Комбинация, вроде бы, совершенно бессмысленная. Зачем, в самом деле, просить какие-то коммерческие структуры гасить кредиты, взятые всего лишь 2 месяца и 1 месяц назад? Глубокий же смысл проведенных манипуляций заключался в том, что в результате «свои» структуры приобретали исключительно ценный статус «залогового кредитора».

Маневры, совершаемые Гуровским, явно не могли быть «художественной самодеятельностью». Кредиты можно было получить только с ведома ГКГИ, а уж после того, как дело запахло банкротством, областная власть была просто обязана взять ситуацию под свой полный контроль. Именно это и произошло. Причем контроль в реальности оказался не только полным, но и двойным.

Временным управляющим на ВРТТЗ была назначена г-жа Ананьева, являющаяся членом саморегулируемой организации арбитражных управляющих «Стратегия». Того самого СРО, которое как раз и создавалось при содействии обладминистрации для того, чтобы заниматься «банкротством крупных, социально значимых предприятий Воронежской области». И это еще не все! Г-жа Ананьева, занявшая кресло временного управляющего, сама была, насколько известно, областной «элитой» – а именно дочерью личного водителя г-на Паринова!

Контроль, как мы видим, оказался даже не двойным, а тройным. Можно даже говорить о том, что система контроля работала с четырехкратным резервированием, ибо дело о банкротстве вел, ясное дело, арбитраж. Именно данное обстоятельство, похоже, и вдохновило г-на Гуровского на новый подвиг.

В банкротстве ГУПа «засветилась» даже фирма ООО «Идеал Лэйн»

1 августа 2005 года – уже в ходе процедуры наблюдения! – Гуровский передал недвижимое имущество ВРТТЗ общей площадью более 6000 кв. метров (!) в безвозмездное пользование (!!) некой сторонней организации. При том, что ГУП, вообще-то, в соответствии со ст. 50 ГК РФ, является коммерческой организацией, цель работы которой – извлечение прибыли. Передача имущества должника при наличии признаков банкротства явно попадала при этом под признаки притупления, предусмотренного ст. 195 УК РФ («Неправомерные действия при банкротстве»). Но г-н Гуровский, похоже, никого и ничего не боялся – и правильно делал.

Уже 3 августа 2005 года г-жа Ананьева уступила свое место некоему г-ну Бодякину. Для чего понадобилась эта рокировка? А бог его ведает. Вполне возможно, что это была простая предосторожность на тот случай, если все-таки каким-то образом разразится публичный скандал. Наши доблестные «правоохранительные органы» в таком случае имели бы все возможности спустить дело на тормозах. Под тем предлогом, что коли уж этих управляющих оказалось так много, так много, то их слабые милицейские головки взяли и закружились, и силовики полностью запутались в том, кто и за что в этом сложном деле вообще отвечает. О подобных случаях в практике воронежских органов мы вам еще расскажем…

Как бы там ни было, но свеженазначенный г-н Бодякин не стал, ясное дело, заморачиваться какими-то там действиями по истребованию имущества ВРТТЗ, незаконно выбывшего из владения предприятия. Он вместо этого начал мутить «финансовый анализ» и «инвентаризацию имущества» постепенно разоряемого ВРТТЗ. И, надо признать, весьма преуспел в этом в высшей степени мутном деле.

29 сентября 2005 года на основании «анализа», проведенного г-ном Бодякиным, и данных о стоимости имущества ВРТТЗ Арбитражный суд признал ГУП банкротом и открыл конкурсное производство для его ликвидации как «организации, не способной восстановить свою платежеспособность и рассчитаться с кредиторами». А 18 февраля 2006 года в «Российской газете» было опубликовано объявление о проведении торгов по продаже имущества ГУПа в форме открытого аукциона. Торги назначили на 4 апреля. Имущество было выставлено единым лотом, начальная цена которого с учетом НДС составила… 8 773 035 руб.

Да, да, именно так – менее 9 миллионов. И даже не евро, не долларов, а всего лишь наших, российских рублей. За 24 000 кв. метров площадей, расположенных на участке более 8 гектаров с подъездными железнодорожными путями. В 2006 году, при астрономических ценах на землю и недвижимость.

Не будем описывать подробно те ухищрения, которые г-н Бодякин использовал в своем «финансовом анализе». Знаете, за счет чего была уменьшена «оценочная стоимость» зданий и сооружений, и без того совершенно мизерная? Вы, пожалуйста, не смейтесь, но уменьшена она была за счет «обременения» – той самой «безвозмездной передачи» 6 000 кв. метров площадей, которая была проведена за два дня до его прихода. А о том, что участок площадью 8 гектаров может стоить каких-то там денег, г-н Бодякин, по-видимому, вообще не подумал…

Очередное «экономическое чудо», таким образом, в основном свершилось. Областной ГУП всего лишь пару лет назад, имел относительно небольшие долги по уплате налоговых и иных обязательных платежей. Эту задолженность можно было бы легко погасить при элементарно умелом распоряжении тем многомиллионным имуществом, которое имелось на его балансе. Вместо этого предприятие было подведено к банкротству.

Зачем набирались кредиты, если ГУП практически не вел производственной деятельности, а его руководство не предпринимало никаких мер для перепрофилирования или реорганизации производства? На какие цели расходовались кредитные деньги? Какой логикой руководствовались управленцы, передававшие в безвозмездное пользование имущество ГУПа? Все эти вопросы, ясное дело, вполне мог бы задать даже ученик средней воронежской школы. «Топ-менеджеры», привлеченные во власть во время правления Кулакова, задать этих вопросов почему-то так и не смогли.

И это при том, что в деле ВРТТЗ засветились едва ли не все самые лучшие антикризисные управляющие всех времен и народов – или их родственники. Возьмем, к примеру, мимоходом промелькнувшее ООО «Идеал Лэйн» – и им, насколько известно, управляла супруга небезызвестного С.М. Наумова. А сам-то процесс банкротства при этом вел арбитраж! Вокруг ГУПа собрались таким образом все самые видные областные однокорытники – сливки сливок, «элита элит» Воронежской области!

Как же веселились члены аукционной компании по продаже имущества ГУПа!

«Но ведь торги-то по продаже имущества проводились открыто, – скажете вы. – Значит, у государства еще имелась возможность получить за ВРТТЗ реальную цену? Или желающих купить за бесценок столь лакомый кусок собственности почему-то не оказалось?»

Желающих поучаствовать в торгах на самом деле обнаружилось немало. Но… Рассказу о тех препонах, которые выставил соискателям Бодякин, можно было бы посвятить отдельную большую статью. Уже в самом объявлении о проведении торгов организатор выставил совершенно издевательские требования – представить около 30 документов, содержание большинства которых представляло коммерческую тайну и которые к тому же не имели никакого отношения к необходимому перечню, определяемому ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». И это было только начало.

«Исполнить запрос Главного управления в части обеспечения явки арбитражного управляющего не представляется возможным, поскольку местонахождение Бодякина Ю.А. не известно…», «провести проверку деятельности Бодякина Ю.А. в указанные сроки не представляется возможным…», «Бодякин Ю.А. в прокуратуру области не явился, не сообщив о причинах своей неявки…».

Если вы подумали, что приведенные цитаты – это первоапрельская шутка, то вы ошиблись. Это ответы на официальные запросы, посланные желающими принять участие в открытом конкурсе по продаже имущества ВРТТЗ, полученные из таких серьезных организаций, как ФРС Минюста, прокуратура и т.п. Представляете себе эту ситуацию? Люди хотят принять участие в соревновании за право заплатить российскому государству бОльшие деньги. А арбитражный управляющий, назначенный Арбитражным судом Воронежской области и представляющий СРО, связанное с областной властью, от этих людей скрывается. И никакая государственная структура, включая прокуратуру, ничего не может с этим сделать.

А теперь представьте себе, как веселились члены аукционной комиссии по продаже имущества ГУПа, когда отказывали в регистрации претендентам по такому, к примеру, поводу: деньги на оплату задатка переведены «не с того счета»! Вот приходите вы, к примеру, в магазин, хотите оплатить покупку, а вам там заявляют: «Мы сегодня принимаем деньги только из голубых бумажников. Пшел вон!» «Не может быть такого», – скажете вы? Все на самом деле может быть, когда порядок во вверенном ему регионе наводит бывший начальник УФСБ, генерал-губернатор Кулаков.

И все же что-то у управляющего вышеописанного СРО не срослось. На «открытый конкурс» все-таки сумел прорваться кто-то из «посторонних». У государства появился шанс заработать? А вот вам, ждите – не на тех напали! Нежелательные участники конкурса, ясное дело, тоже были ребятами более чем тертыми, а потому прибыли 04.04.2006 г. в 8.00 в установленное место вместе с телевидением. И наткнулись… на закрытую дверь.

А дальше начался уже самый настоящий цирк. «04.04.2006 г. аукцион не состоялся по причине болезни его организатора – Бодякина Ю.А.», – сообщил в отказе в возбуждении уголовного дела (от 14.04.2006 г.) замначальника ГУВД Воронежской области генерал-майор В.П. Зеленин. Затем «факт» «продолжительной болезни» Бодякина подтвердил уже руководитель СРО. «Торги не были проведены управлением по уважительным причинам», – отписал он в своем ответе (от 18.05.06) на запрос ФРС.

Государство от продажи ВРТТЗ не получило почти ничего

Однако уже тогда, в мае 2006 года, в прессе стали появляться сообщения о том, что «аукцион» все-таки… состоялся. Со временем выяснились и многие пикантные подробности его «проведения».

Оказалось, к примеру, что главный корпус площадью более 15 тысяч кв. метров был продан еще 28 марта 2006 года. 3 апреля (за день до назначенных «торгов») с него было снято обременение (благодаря которому его уценили!), и в тот же день (вот темпы-то!) он был перепродан некоему частному лицу, а в июне 2006 года перепродан еще раз, очередному «добросовестному приобретателю». И если до «торгов» главный корпус был оценен суммой 2,9 млн рублей (с учетом НДС), то новый «эффективный собственник» установил за него арендную плату, чуть меньшую этой суммы – всего лишь 2,3 миллиона. Ежемесячно. И без НДС.

Самое же замечательное за­ключалось в том, что государство от продажи ВРТТЗ не получило почти ничего вообще. Ибо из общей суммы кредиторских требований на долю т.н. «залоговых кредиторов» пришлось 6 685 тысяч рублей – а именно с ними в случае банкротства и должны были расплатиться после выплаты 2-х миллионов в социальные фонды. То есть, из 8-9 млн рублей, полученных от продажи имущества ВРТТЗ, около 7 миллионов немедленно вернулось фирмам, связанным с «кураторами» процесса.

Сама земля, таким образом, обошлась группе, скрысившей ВРТТЗ, где-то примерно в 200-400 раз дешевле своей реальной стоимости. Здания, сооружения, подъездные железнодорожные пути были получены при этом в виде бесплатного приложения…

В марте 2007 года воронежская «элита» получила возможность порассуждать «Об актуальных проблемах применениях процедур банкротства на территории Воронежской области». Именно этой теме была посвящена конференция, проведенная в одном из региональных банков.

Тема и впрямь оказалось более чем актуальной, ибо за период 2001-2006 гг. количество банкротств в области выросло в 7,5 раз. На конференции много говорилось о том, что на рейдерстве зарабатывают до 1000 процентов прибыли. Приглашенный на конференцию представитель арбитражного суда почему-то не стал поправлять собравшихся.

Хотя мог бы, наверное, рассказать о том, что и 40 000 процентов прибыли – далеко не предел, если банкротством занимаются существа, близкие администрации Кулакова. Вместо этого, правда, представитель суда увлеченно порассуждал на тему злоупотреблений, без которых «провести процедуру банкротства практически невозможно»…

Автор:  Владимир Бренделев


(Голосов: 2, Рейтинг: 5)


Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Регионы ЦЧР   








7 холмов.jpg


Регионы ЦФО   



Редакция: Вопрос-ответ.



Доктор политических наук, заведующий кафедрой Воронежского филиала Российского экономического университета (РЭУ) им. Г.В. Плеханова



Еженедельный рейтинг областей ЦФО

Липецкая область

+9

Калужская область

+8

Белгородская область

+7

Тульская область

+6

Воронежская область

+5

Тверская область

+4

Тамбовская область

+3

Курская область

+2

Ярославская область

+1

Ивановская область

-2

Костромская область

-3

Московская область

-4

Орловская область

-5

Владимирская область

-6

Рязанская область

-7

Смоленская область

-8

Брянская область

-9

О рейтинге

В основу еженедельного рейтинга 17 областей ЦФО, проводимого экспертами АНО «Институт политического анализа и стратегий» взяты следующие критерии:
а). динамика реализации инвестпроектов в реальном секторе экономики субъектов РФ;
б). создание и развитие производств;
в). Наличие событий, укрепляющих социальную инфраструктуру в регионе (ввод в строй медицинских, образовательных, дошкольных и других учреждений);
г). фактор протестных социальных выступлений;
д). наличие (отсутствие) резонансных фактов в политической сфере (коррупция, бюрократизм, авторитарные проявления власти, бездействие органов управления и др.)

Оценки в отношении 17 областей ЦФО осуществляется по балльной системе от +10 до -10.

Андрей ХИЦКОВ

Руководитель операционного офиса Московского Индустриального банка в Воронеже

«По объемам привлеченных клиентских ресурсов, вкладам населения мы входим в четверку ведущих банков региона»








Воронежская область - территория нерациональной бюрократии


Белгородская область - территория успеха и эффективной власти



Евгений ПОЛКОВНИКОВ

Политолог

"Все проблемное поле Светланы Орловой известно. Это определенные конфликты с силовыми ведомствами, ряд внутриэлитных конфликтов, отсутствие вау-эффекта, то есть идет определенное разочарование работой губернатора. Но главная проблема Орловой в том, что она не смогла выстроить отношения с элитами в формате сотрудничества и диалога"







© 2004-2018, Деловой еженедельник «Экономика Черноземья и жизнь регионов» распространяется в Воронежской, Липецкой, Курской, Белгородской, Тамбовской, Орловской областях и в других регионах РФ.

Новости


Аналитика


Региональная власть


Местное самоуправление в ЦЧР


Финансы


Социосфера


Производство


Конфликты


Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС 77-69041, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 13 марта 2017 г.